Того Дельфина, которого мы полюбили на «Глубине резкости».